Валерий Куринский. Автодидактика





Лекция первая. НАЧАЛО ПУТИ ВНУТРЬ

Родник и ауфтакт. - О движении в первый раз как об органе. - Пятое измерение. - Миф о памяти-кладовке. - Любимых помнят, не уча на память. - О постоянстве в любви. - "Дядя, сломай игрушку!" - Иисус Христос - бесконечность личностей. - О разных интересах "внутреннего человека". - Психологические позы. - "Двойной" человек. - Мантра для засыпания. - Кусочки судьбы. - О пользе воображения для здоровья. - Правило чистого помысла и талант. - Границы мистики. - Высокие состояния. - Мыслечувствование. - Настройка мозга. - Немного о тотальном рационализме. - Многоканальность бытийствования. - Э. Левинас и роль "другого". - Похвала диалектике. - О всемогущих движениях. - Три кита педагогики М. Вагеншай-на. - Фокусирование... во рту. - "Манки" не для охотников. - Культура - пятое измерение.


Позвольте мне начать от родника и, как говорится, "con amore" - с любовью. От истока же начинать очень трудно, потому что он совершенно не дает представления о будущем того ручейка, который может превратиться в большую реку. Поэтому сейчас многие не представляют себе, насколько трудно определить то, что они могут в оптимальном случае иметь как свое будущее, как свою духовность или результат работы, начинаемой от маленького родничка, который равен этому мигу, этому пространственно-временному кусочку, когда я здесь и сейчас говорю с вами.
Итак, мы начинаем автодидактику, как гамму с ноты "до" или "ре" - от истока. Этот источник не простой и, к сожалению, не всем понятный даже, но он равносилен тому, что музыканты называют ауфтактом, тем первоначальным движением, которое включает в себя целый космос, потому что все предыдущее, что было перед этим ауфтактом, этим взмахом дирижерской руки, весь предшествующий опыт, безусловно, личность включает опосредованным, компактным образом в это движение.
А теперь давайте подумаем про себя каждый, как бы сосредоточившись на уединении, на публичном одиночестве своем, на своей предсудьбе, - я считаю, что судьба пока еще впереди у всех нас, - а что же мы делали до этого, всегда ли мы были себе идентичны, всегда ли мы могли сказать, что живем талантливо, пусть даже шепотом, про себя, в самых глубинах "я". Думаю, что очень трудно многим из вас утвердительно ответить на этот вопрос -вопрос о самоосознании себя.
Человек, который не самоосознает себя, конечно же, не сможет применять массу приемов, уже разработанных человечеством для того, чтобы хорошо усваивать какие-либо знания и предметы. Очень важно при этом понимать одну простую истину, к пониманию которой пришел еще Аристотель: "Все есть движение, состоя шее из трех стадий". Сегодня чуть позже мы расшифруем эту мысль, занимаясь замечательной вещью - осознанием движений, которые мы называем мышечными. Потом, конечно же, поговорим о движениях, связанных с понятием, обычно обозначаемым немецким словом "Gestalt" - "образ", т. е. движениях образных, гештальтных. Эти движения знакомы каждому человеку, потому что именно способность к имагинации отличает человека от животного. Воображение (лат. "imaginatio") и имагинативная сфера способны помочь человеку не только в излечении от очень серьезных болезней, но и в запоминании огромных объемов информации. Имагинация в автодидактике - одно из важнейших понятий, которое должно помочь нам в работе со своим организмом, со своим мозгом.
О мозге сейчас очень много пишут. Я думаю, что даже затрагивать эту тему опасно, потому что трактовки, которые мы имеем в распоряжении, могут завести нас в тупик. Ясно только одно, что те знания на уровне нейрофизиологии, биологии, психобиологии и других современных наук, которые отпочковались от общей биологии и, может быть, даже от кибернетики в какой-то своей части, способны поставить невероятное количество материала, которое можно использовать каждому из нас наедине с собой, когда мы оцениваем сейчас, что же было до этого момента, правильно ли я соотносил себя с миром, то ли я делал, когда брал в руки учебник, для чего я хотел знать; не зависит ли это целеположение, целепостановление от того, что я собой представляю, кто я такой, могу ли я распорядиться каким-то знанием, или мне это только кажется. Такие вопросы не возникают у поверхностных людей - да простят мне некоторые, кто, может быть, и не считает себя поверхностным, но и не задает себе таких вопросов, бывают исключения. И вместе с тем, как правило, тот человек, у которого подобные вопросы возникают, находится на полпути к интроспекции, к интроспективно-психологическим находкам.
Любопытно, что интроспективная психология, которая занимается ревизией того истинного, что творится в тебе на уровне феноменальном, исследуя ноумен, ноуменальный мир, мир представлений, у нас очень слабо развита, и потому нам (я имею в виду нас, западных людей, с тотально-рационалистическим типом мышления) необходимо было бы поставить акцент на развитии именно этой науки. Если попытаться начать заниматься каким-то предметом, не понимая, что необходимо пользоваться собой, глядя на себя как бы со стороны, создастся ситуация, по крайней мере, смехотворная, потому что заниматься не сознавая этого -все равно что отчуждать себя от себя гораздо в большей степени, чем это может показаться сначала, то есть в той трагической степени, когда человек уходит в совершенно другие пределы, оставаясь на витальном, организменном уровне и не привлекая самое главное, что есть у человека - культуру.
Мы условились в автодидактике называть культуру пятым измерением. Пятое измерение должно стать основным строительным материалом в создании таких "технологических" систем, которые помогли бы нам мыслить, которые помогли бы отставить на второй план проблему запоминания.
В последние несколько десятков лет широкое распространение получил термин "информационный бум": как же - информация нас задавила, почти что информационный цунами. Сколько красивых виньеток придумано журналистами, которые не только нас украсили досужими выдумками, но и общественное сознание и подсознание отяготили глубокой убежденностью в том, что традиционно понимаемая память-хранилище существует на самом деле. А ученые думают совершенно по-другому. Памяти нет в том виде, в котором ее представляют поверхностно мыслящие люди. Память существует только лишь как компонент мышления. К сожалению, путаница между просто обыденным сознанием и определенным образом развивающимся обыденным сознанием, пускай всегда отстающим от передового научного сознания, вызывает очень много кривотолков. И то, кривоистолкованное, что мы имеем сегодня в педагогике, зачастую мешает нам заниматься математикой, например, или английским языком, таким популярным нынче из-за "фискального" его значения. Таким образом, множество вещей, связываемых в педагогике с памятью, требуют пересмотра. Картина, которую мы несколькими штрихами попытаемся сейчас изобразить, как изображает художник углем на холсте (представляя, кстати, больше, чем рисуя), должна быть совершенно иной.
Итак, как в реальном виде происходит процесс запоминания? Оказывается, в тот момент, когда человек что-то действительно запоминает, он испытывает удивительный восторг. Почему удивительный? Потому что он связан с поэзией, то есть с удивлением. И потому что для человека, воспитанного в обществе, где господствует тотальный (в буквальном смысле этого слова, то есть полностью охвативший всех нас) рационализм, этот восторг может показаться на самом деле весьма странным.
На Востоке, в странах, где живы давние традиции дуалистического философствования, таких как Китай, например, где конфуцианство отнюдь не сдает своих позиций, а его интроспективный антипод - даосизм (потому что конфуцианство можно было бы назвать светским даосизмом) демонстрирует потрясающие приемы и способы мыслить, восторг и удивление в процессе запоминания показались бы не только закономерными, но и необходимыми. Я пока что не буду ставить это как тему для рассуждений и спора, хотя предлагаю вам поинтересоваться этими вопросами в той степени, в какой это доступно каждому из вас.
И вот я сижу сейчас - в восьмом ряду, на восьмом месте, - оцениваю, представляю. И думаю: слышал ли я об этом? На самом деле мне необходимо сегодня переоценивать мои представления о памяти? Что мне это даст? Или, как нынче говорят, что я буду "с этого иметь"? Отвечаю прямо. От того, что я сниму проблему памяти, осуществится освобождение моего сознания и, главное, подсознания. Я получу социально-этический выигрыш, я, наконец, не буду скрывать свою полную или частичную безграмотность в какой-то области, оправдывая ее отсутствием или дефектом памяти. Цитирую: "Я не знаю английского, потому что у меня нет чудовищной памяти, как у некоторых"... Потрясающая уловка! Причем уловка весьма распространенная. Мне не хочется цитировать много, но вы, наверное, поняли, что и среди вас есть кто-то, кто прячется за фразой об отсутствии памяти. Однако, память не может отсутствовать у умного человека, потому что, если он мыслит, он обязательно помнит. Значит, наша задача состоит не в том, чтобы тренировать память, как атлет тренирует тело, - мы должны правильно организовать процесс мышления.
Когда процесс мышления эффективнее?
Когда нам интересно.
А теперь представьте педагогику, которая строится на том, чтобы всегда делать интересным то, что делается. Представьте это счастье, этот рай, это удивительное положение вещей, когда ты -свободный человек - мыслишь, запоминая, и понимаешь, что обязательно запомнишь, если тебе будет интересно; когда ты распоряжаешься собой в соответствии со своим рефлексом свободы, о котором, кстати, многие педагоги просто забыли, но, к счастью, напоминают психиатры, свидетельствуя об угрожающей астенизации школьников.
И вот, сидя наедине со своими горестными размышлениями о том, что "я никогда не запомню этого огромного количества иероглифов в страшных книгах этих, простите ради Бога, китайцев - как они не понимают, они же культурные люди, разве можно иероглифику сохранять?", прихожу к выводу о том, что это учить не надо.
Это нужно любить.
Мне очень нравится один маленький пример. Я как-то спросил знакомого мальчика: "Ты маму изучал?" - "Нет..." - "А ты ее помнишь?" - "Да..." Вот как, оказывается, связаны мышление и любовь! И, кстати, поэзия в педагогическом процессе гораздо большее значение имеет, чем то, которое ей обычно придается. На это в свое время обратил внимание еще Рудольф Штейнер - замечательный мыслитель, которого в наши времена, так скажем, в нашем зоне, а не в нашу эпоху, просто забыли, потому что мы, по-моему, прошли так много разных этапов во времени за другие народы, что этот советский зон стал просто суперобъемным -самый настоящий пример объемного времени, наш подарок человечеству, результат экспериментов на самих себе.
Так вот, мы сейчас убеждаемся в том, что интерес нужен для того, чтобы мы, наконец, как следует задумались. Хотя и сам интерес, между прочим, тоже не рассматривается нами так, как его следовало бы рассматривать - то есть честно, по совести.
Что же такое - "интерес"? Прежде всего то, к чему мы приходим как к желаемому. Это уже предмет какой-то предлюбви, или хотя бы симпатии. Почему возникает такой первичный интерес, мы не будем исследовать сейчас, ибо нам нужно сделать другое. Нам необходимо выяснить: всегда ли нам интересно что-то вообще интересное или, другими словами, постоянно ли влюбленная Маша любит Петю? Если нет, то, наверное, надо что-то сделать с собой, чтобы стать тождественным самому себе, идентичным своему "Я", своему эго.
И что же здесь нужно сделать в таком случае? Безусловно, определить уровень своей атомарной честности - на самом ли деле я испытываю интерес к истории, к Пете, к Маше, к этому человеку вообще и к человечеству в частности, или я в порыве каких-то косных мыслей своих, еще осознанно не контролированных, подумывал, что, пожалуй, люблю историю.
А во всякий ли момент моей жизни я "верен" любимой истории? Оказывается, нет. Я любил ее в тот момент, когда на часах было без пяти шесть вечера, но когда стрелка сместилась на одно деление, я почему-то подумал о том, какой красивый здесь памятник стоит, просто замечательный памятник, памятник Тарасу Шевченко... Я уже забыл об истории, хотя, конечно же, можно сказать, что я подумал о Шевченко на фоне любви к истории. Для чего я привожу этот пример? Вы, наверное, уже догадались. Для того, чтобы вывести нашу мысль на тропинку, весьма полезную для прогулок в интроспективно-психологических пределах, - на тропинку актуализированного интереса.
Давайте разберем слово "актуализированный". Это - который "сейчас", "на самом деле". На австрийском радио есть передача новостей, которая называется "Aktuell", то есть "в эту минуту", "сейчас", "в этот момент".
Так вот, оказывается, откуда нужно начинать разбираться в своих сложностях. От двух отправных точек. Первая - это атомарная честность. Вторая - вы уже, естественно, понимаете - интерес. Смотрите, как любопытно: мы, оказывается, можем связать теперь, пусть пока умозрительно, процесс запоминания с честностью и с интересом. Если у меня есть вспышка интереса (вскоре я объясню, как ее организовывать), то я, естественно, могу, рассчитывать на запоминание. Пускай я еще не умею считать запоминание побочным - но уже очень большим достижением будет то, что я научусь создавать актуализированный интерес.
И каким же образом он создается?
При помощи ломки игрушки...

"Игрушку надо разломать," - шепчет природа на ушко малышу. И малыш ломает игрушку. Это любопытство от хулиганства? Нет! Это самое настоящее, я бы сказал, генетическое любопытство, порождаемое природой, вечно совершенствующейся Сущностью. Это то, что вызвано к жизни Вечным Педагогом (которого масоны, кстати, называют Великим Архитектором), во многих религиях именуемым Богом.
Связывая этику с процессом запоминания, мы не можем не сказать еще одного слова: "Благословенность". Или "чистота помысла". Дело в том, что если сейчас мы не упомянем этого словосочетания-"чистота помысла" или - если более наукообразно, "чистота интенции", "чистота намерения", мы никогда не охватим всей первоначальной технологии индуцирования актуализированного интереса.
А как это просто - разломать игрушку, если у нас уже есть немножко воображения и детская чистота помысла. Именно не хулиганский помысел, а тот самый чистый, самый первичный, который ведет к уплотнению знаний. Еще вчера у малыша на одном квадратном метре было два объекта познания: эта машина и эта кукла, а теперь он разломал машину и куклу. И у него стало, как минимум, четыре объекта...
Эффект дробления - действительно универсальный эффект при изучении мира. Что делает ребенок? Он познает мир. Каким образом? Совершенно подсознательно применяя прием актуализации интереса. Следовательно, если мы хотим хорошо учиться, мы должны постоянно пользоваться приемом дробления материала. Остается ответить на вопрос: как?
Для начала, безусловно, необходима формализация, своеобразный алгоритм его применения, чтобы взрослый человек мог пользоваться им не на уровне подсознания, как это делает ребенок, а вполне осознанно. Для этого мы используем, к примеру, правило 3 минут 14 секунд. Я улыбаюсь, потому что оно, естественно, многим из вас напомнило число л. Правило гласит: каждое мгновение дели на три мига, не пользуясь часами, то есть всегда занимайся, как минимум, тремя учебными объектами, которые никогда не бывают пренебрежимо малы.
Почему я выбрал именно такое число? Потому чт.о число л уходит в бесконечность, определенным образом настраивая, и никто не знает, куда ведет этот ряд цифр. Мне хочется сейчас вспомнить слова Николая Бердяева, замечательного, честного, открытого, чудесного человека, блестящего эрудита: "Я уверен, что наше воображение ведет нас в запредельность. Это двери в иной мир". Он был уверен в этом на сто, на тысячу процентов. Давайте же прислушаемся к гению.
К сожалению, мы привыкли к отношениям с иными мирами такого рода, какие демонстрировал, допустим, Маяковский в знаменитом стихотворении, посвященном самоубийству Есенина:
Вы ушли,
как говорится,
в мир иной.
Пустота...
Летите,
в звезды врезываясь.
Ни тебе аванса,
ни пивной.
Трезвость
[...].
Понятно, что "мир иной" здесь ничего, кроме чувства иронии и фамильярности, не способен вызвать. И мы не просто привыкли, мы воспитали в себе такое отношение, следуя "классикам" и тому же Маяковскому. Но ведь существует наука, и существует отнюдь не мистическая, хотя это слово в автодидактике тоже не ругательное, а физическая "теория струн", которая, смею заметить, доказывает, пока, конечно, более или менее гипотетично, но все равно математически, существование множества измерений.
Другими словами, я хочу сейчас немедленно пошатнуть, сделать не такой устойчивой нашу замечательную последовательную логику, и попробовать вместе с вами, уединившись публично, сделать первый маленький шажок в сторону вероятностной логики, вписывая ее в свое сознание, чтобы с ее помощью всю жизнь читать и перечитывать шедевры, чтобы с ее помощью научиться видеть другого, понимая, что другой - это человек, который страшно похож на меня, чем бы он ни обладал в качестве достоинств и недостатков. Единственное, что отличает нас, смертных, друг от друга, - ген оригинальности, который дал нам Господь. Этот ген уникален, он существует только в этот момент и только в этой юдоли.
Я не буду говорить сейчас о соприкосновении мира физиологии с богословием, я не буду пытаться теологизировать биологию, или устраивать эклектические танцы на столе науки, нет, мне это не нужно, я хочу только, чтобы вы поняли, что уже нет больше в нашем сознании (и мы должны об этом договориться сразу) такого обстоятельства, как "мне все ясно до конца, с первого взгляда", потому что когда мы посмотрим во-вторых, и будет это вторым взглядом, - многое уже изменится.
Дело в том, что природа человека на протяжении огромного количества лет -совершенствуется или нет, не знаю, но - меняется, безусловно. И меняется не где-то в Соединенных штатах Мексики или Америки, а в каждом из нас, путем изменения природы каждого из нас с утра до вечера, с вечера до утра - непрерывно. И от того, как я буду строить свою природу, как я буду строить свою природу, как я буду обустраиваться внутри, зависит эволюция Homo sapiens.



далее: А >>

Валерий Куринский. Автодидактика
   А
   B
   C
   D